Флоренция историческая, монументальная, художественная

высокопоставленным двоюродным братом Лоренцаччо и поручил ему медитировать с ней. Далеко не информируя своего родственника, которого он высоко ценил, из рисунков герцога, Лоренцаччо видел в этих обстоятельствах верное средство избавиться от Александра, которого он ненавидел яростно. Долгое время возбуждал страсть герцога и возвышал сопротивление, которое он утверждал, чтобы встретиться, Лоренцо под предлогом рандеву, наконец, согласился, привлек герцога в одиночку, без эскорта, и убил его 6 января 1537, при содействии приспешника полностью к его преданности. Лоренцо не выиграл от своего преступления; схватившись с ужасом, он отправился прямо в Венецию, думая только о чтобы выйти из досягаемости и отказаться от власти, на которую он имел право. Во Флоренции, в отсутствие убийцы, который тем не менее был героем-спасителем, совет, состоящий из проклятых душ Медичи, единогласно назначил главой государства молодого Козимо де Медичи в возрасте десяти лет Восемь лет, сын Жан-де-Банд-Нуарс, создатель знаменитой пехоты этого имени, столь популярной во Флоренции (1537).

Косме, в этот момент, предложил все гарантии тем, кто привлек его к власти; его молодость, его неопытность казались им обещаниями, к которым его вкусы, казалось, добавляли других. Он всегда жил в стране, занимался только охотой и рыбалкой; считалось, что легко управлять и управлять; Удивление было крайне неожиданным, когда он показал необузданное честолюбие и железную волю действовать только на голову. Получив от Карла V. признание его прав, Косме овладел властью, но только в 1569 году он официально взял для себя и своих потомков титул великого князя и суверенного принца. Он не встретил возражений против своих амбициозных целей, так что ему удалось избавиться от своих врагов изгнанием или смертью, и, поскольку ничто не могло

Его господство хорошо зарекомендовало себя, Косме уволил бизнес с редкой способностью всех тех, чей совет мог помешать ему и, бессовестно, избавился от всякой помехи, его никогда нельзя было бы положительно обвинить в пропитывании рук. Никто, как и он, не знал, как использовать конфискацию; у него была инквизиционная полиция, и по жестоким законам он запретил даже свободу мыслить.

Он вошел в политику Косме, систематически отбрасывая граждан от общественных дел, отдавая им цель и

Автор записи: Master

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *